waspono (waspono) wrote,
waspono
waspono

«Общество Килиманджаро»



    События, описанные в этой небольшой книжице, отстоят от сегодняшнего дня достаточно далеко.
    Тем не менее имеют они для нас интерес совсем не академический :).
    Прежде всего потому, что остзейцы были тогда не единственной этнической диаспорой. 
    И даже не самой сплочённой :) .
    Собственно, именно отсутствие дОлжной сплочённости и привело к столь скромным успехам. Остзейцев :) .
    Между тем методы сплочения заслуживают изучения.
    Самого пристального изучения!
    Прежде всего потому, что страна наша и сегодня сохраняет свой, сложившийся за века, МНОГОнациональный характер ...


Андреева Н.С. Революция 1905–1907 гг. и прибалтийские немцы.
М.: Ассоциация книгоиздателей «Русская книга», 2016. 32 с. — (Научные доклады Российской ассоциации прибалтийских исследований. Серия 3. История. Вып.1)


  Доклад посвящен революции 1905–1907 гг. в Прибалтийских губерниях Российской империи и, в частности, ее влиянию на прибалтийских немцев. Для пострадавших от революционного террора остзейцев она явилась коллективным «травмирующим» опытом, связанным с осознанием того, как сильно их ненавидят эстонцы и латыши.Ответом на революцию стало стремление части прибалтийско-немецкого общества к созданию политических партий и к объединению в рамках национально-политических «Немецких обществ». Вместе с тем у ряда руководящих лиц прибалтийско-немецкого дворянства произошла переориентация лояльности в сторону Германии.
[...]
    Сформировавшаяся в Германии в результате политики, проводимой российским правительством в Прибалтийских губерниях в конце XIX в., прибалтийско-немецкая политическая эмиграция развернула активную пропагандистскую кампанию за оказание помощи пострадавшим от революции землякам.
   В ходе этой кампании появились различные общественные организации. В частности, в Берлине осенью 1905 г. был создан «Комитет помощи нуждающимся российским немцам» («Hilfsauschus für die notleidenden Deutschen Rußlands») под председательством рижанина адвоката О. фон Феэ. В его исполнительный комитет вошли видные представители немецкой общественности — издатели и редакторы восемнадцати ведущих германских газет и журналов, директора банков, генералы, высшее духовенство, профессора, члены рейхстага и прусских законодательных учреждений. «Комитет помощи» собрал более 1 млн марок, причем большая часть этой суммы была передана остзейцам.
[...]
   В целом лифляндское дворянское руководство переоценило готовность немецкого правительства к решительным внешнеполитическим действиям в отношении Прибалики. Германское Министерство иностранных дел в итоге отказалось поддержать лифляндское дворянство. Временный поверенный в делах Германии в Петербурге Г. фон Микель в докладной записке 22.08.1906 г. и Г. фон Чирски в директиве 8.09.1906 г.посольству в Петербурге подчеркивали, что, исходя из политических интересов Германии, не следует оказывать содействие лифляндцам,так как среди них сильны прорусские настроения. Как отмечал Чирски, при всем сочувствии к судьбе прибалтийских немцев, следовало учитывать то, что они в первую очередь были российскими подданными.
   Вместе с тем, по мнению Чирски, их не следовало отчуждать от исторической родины, поскольку в будущем могла возникнуть ситуация, позволявшая использовать остзейцев в интересах германской внешней политики. Между тем в 1905–1914 гг. вопрос о Прибалтийских губерниях не относился к числу насущных задач этой политики. В центре внимания Министерства иностранных дел Германии и ее общества в этот период находились совсем другие проблемы, а именно первый (1905 г.) и второй (1911 г.) марокканские кризисы, вопросы внешнеполитических союзов и колоний [17, с. 84; 50, S. 147; 45, p. 254].
[...]
  Помимо политических партий прибалтийские немцы объединялись в «Немецкие общества». Их идея принадлежала секретарю эстляндского рыцарства Э. фон Штакельбергу,а прообразом этих организаций послужило «Общество Килиманджаро». Оно возникло в 1892 г. в Риге и боролось с последствиями «русификации» в области культуры и политики [30, S. 241]. В это общество входили националистически настроенные молодые рижские литераты (т. е. лица с академическим образованием), группировавшиеся вокруг газеты «Düna Zeitung» и ее редактора Э. Серафима.
   В феврале 1904 г. это «Общество» преобразовало существовавший с 1797 г. «Euphony Club» в первую политическую организацию рижских немцев. Деятельность клуба была направлена на преодоление последствий «русификации» в области культуры и политики. С этой целью он создал сеть нелегальных частных школ с немецким языком обучения и финансировал подготовку преподавательских кадров в Германии. Для того чтобы сохранить в руках немцев городское самоуправление, клуб выдавал ссуды немцам — владельцам собственности для уплаты долгов по государственному налогу. Эта помощь позволяла им сохранять избирательное право на муниципальных выборах. Примерно так же действовали и латышские банки в отношении латышей. Как отмечал французский консул в Риге Ж. Эйльман в донесении 16.02.1913 г. министру иностранных дел Франции Ш. Жоннару, стремясь обеспечить латышам право голоса на муниципальных выборах, латышские банки давали им ссуды под залог для приобретения городской недвижимо- сти [40, p. 59–61; 29, f. 351 rev.].
   Возникшие в 1906 г. «Немецкие общества» преследовали национально-политические цели. По мысли организаторов, их задача состояла в том, чтобы укрепить диаспору в культурном и экономическом отношении и таким образом обеспечить остзейцам дальнейшее политическое существование. Для этого предусматривался целый комплекс мероприятий по поддержанию и развитию немецких учебных заведений,культурной и экономической деятельности прибалтийских немцев.
[...]
   Организации, подобные «Немецким обществам» Прибалтийских губерний, при участии остзейцев были основаны и в России. В Петербурге в 1906 г. появилось «Санкт-Петербургское немецкое воспитательное и вспомогательное общество», находившееся под их сильным влиянием. Жившие в Москве прибалтийские немцы основали весной 1908 г. «Московское немецкое общество» под руководством преподавателя высших женских курсов А. Лютера [37, S. 384; 31, S. 110–111; 32, S. 54–55].
   Консолидацию прибалтийских немцев сопровождал рост националистических настроений. Причины этого усиления исследователи усматривали в последствиях правительственных преобразований в крае 80–90-х гг. XIX в., в итогах индустриализации и в том влиянии, которое оказала на остзейцев революция 1905–1907 гг. Основным носителем прибалтийско-немецкого национализма была интеллигенция. В историографии этот факт связывается с тем, что правительственная политика конца XIX в.в Прибалтике заметно ухудшила материальное положение интеллигенции. Это обусловило восприятие ею социальных перемен как национальной проблемы [40, p. 81; 41, S. 52].
  Российская общественность с настороженностью относилась к «Немецким обществам», поскольку считала, что они преследуют «пангерманистские» цели.Эти опасения подтверждали контакты «Немецких обществ» с такими германскими организациями, как «Немецкое школьное общество»,«Пангерманский союз» и «Общество зарубежных немцев» (Verein für das Deutschtum im Ausland).Со своей стороны,они также были заинтересованы в связях с «Немецкими обществами». Руководящие лица этих «обществ», в частности М. фон Сиверс, Э. Серафим и некоторые другие, были тайными членами «Пангерманского союза», который после 1905 г. усиленно принимал в свои ряды прибалтийских немцев [47, S. 449].
[...]
  Другой политической акцией стало организованное руководителями «Немецких обществ» переселение в Прибалтику немецких колонистов из Поволжья и Волыни. Предполагалось, что эта акция восполнит недостающий здесь социальный слой — немецкое крестьянство, заменит бунтовавших батраков — эстонцев и латышей, и тем самым упрочит позиции местной немецкой диаспоры.
   Мотивы организаторов переселения раскрывает М. фон Сиверс в своей записке «К вопросу о поселении российских немецких колонистов в Прибалтийских про- винциях и в Германии» (она была составлена 6.03.1907 г.для информирования немецкого Министерства иностранных дел). По его словам, единственный способ сохранить немецкую диаспору в Прибалтике заключался в «усилении немечества» и в «вытеснении» или германизации латышей и эстонцев.
[...]
   По мнению исследователей, после 1907 г. «Немецкие общества» становились все более аполитичными, и их деятельность ограничилась главным образом областью образования и культуры. Эти организации не достигли своей главной цели — им не удалось сплотить различные социальные слои остзейского общества на основе национальной всенемецкой идеи.Прежде всего,этому препятствовала раз- личная политическая ориентация дворянства и буржуазии. Последняя, в отличие от дворян, являлась основной соци- альной базой остзейского либерализма. Остзейские либе- ралы приветствовали Манифест 17.10.1905 г. и были готовы сотрудничать с российскими реформистами умеренного толка [45, p. 248–249; 47, S. 449; 59, S. 82].
   Для элитарно-аристократического сознания остзейского дворянства вообще важнее была сословная, чем национальная принадлежность, поэтому некоторым его представителям казалась неприемлемой сама идея «Немецких обществ». К их числу, в частности, принадлежал российский дипломат эстляндского происхождения барон Р. Унгерн-Штернберг.Так,в письме своему знакомому Г. Кайзерлингу 31.10.1906 г.он небезосновательно высказывал опасение,что эти организации станут источниками «нездорового безграничного национализма» [61, S. 495].
   «Общества» не достигли своих целей еще и потому, что среди прибалтийских немцев сильной была традиционная ориентация на Российскую империю и приверженность своей политической линии, которая состояла в отстаивании местных интересов. Это осложнило перестройку идеологии на основе всенемецкой идеи. Сказалось также и то, что до Первой мировой войны германское правительство по внешнеполитическим соображениям не поддерживало ни деятельность «пангерманистов», ни лидеров «обществ» [59, S. 82; 45, p. 223].

Tags: Книги
Subscribe

Posts from This Journal “Книги” Tag

  • Макиенко К. Союзники.

    “Сформулированы гипотезы относительно ценности каждого из этих государств для России и дана оценка уровня их союзнической лояльности.”…

  • Коммуникативные агрессии XXI века

    Коммуникативные агрессии ХХI века. 2019. Научная монография продолжает книжную серию "Петербургская школа журналистики и массовых…

  • Что читать русскому

    Юрий Поляков. Зачем вы, мастера культуры? О русской литературе и искусстве. (Серия «Коллекция Изборского клуба») – М.: Книжный мир, 2020. – 544…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments