waspono (waspono) wrote,
waspono
waspono

Categories:

Полисемантика импликатуры


"понимать больше, чем прямо говорится"





    Представьте себе такой диалог: «Тебе нравятся Володя и Феликс?» Ответ: «Мне нравится Володя». Как вы понимаете этот ответ? Вы понимаете из этого, пожалуй, две вещи: во-первых, человеку, с которым вы разговариваете, нравится Володя, но вы еще понимаете, что человеку, с которым вы разговариваете, не нравится Феликс. А как вы это понимаете? Откуда берется информация о том, что этому человеку не нравится Феликс, если он прямо ничего такого не сказал?
     Наука, которая изучает, откуда берется информация такого рода — что она собой представляет, как она появляется, как она обрабатывается, как вообще она внутри себя устроена, — называется прагматика. Это такая часть лингвистики, которая изучает значения и смыслы, прямо не закодированные, прямо не вложенные и не встроенные в то, что мы говорим. Когда я говорю, что мне нравится Володя, я буквально говорю только то, что он мне нравится, но вы понимаете больше, чем я сказал. Изучение этого «больше» и есть предмет прагматики.
     Смысл, который вы извлекли, когда я сказал «Мне нравится Володя», называется импликатура. Импликатура — это такое утверждение, про которое мы понимаем, что оно истинное, хотя оно прямо не содержится в том, что мы говорим, и не является его логическим следствием. Из того, что мне нравится Володя, вообще не следует, что мне не нравится Феликс. Откуда берутся такие вещи?
     Представьте себе, что в ходе этого диалога у вас есть определенные ожидания насчет моего поведения — не просто насчет моего поведения как воспитанного молодого человека, но насчет моего поведения как ответственного участника коммуникации. Если я ответственный участник коммуникации, то я, наверное, хочу ответить на ваш вопрос максимально полно и информативно. Когда вы спрашиваете: «Тебе нравятся Володя и Феликс?», в том случае, если мне нравятся оба, полный информативный ответ будет: «Мне нравятся оба». Если я, стремясь быть ответственным, информативным, качественным участником нашего диалога, говорю: «Мне нравится Феликс», то это значит, что это, наверное, максимум, что я могу сообщить о том, что мне нравится. Это самое информативное высказывание, которое я могу сделать. А раз «Мне нравится Володя» — это максимум того, что я могу сказать о том, что мне нравится, значит, я не имею в виду сказать, что Феликс мне тоже нравится. «Значит, — заключает мой собеседник, — это, видимо, потому, что Феликс ему не нравится». Рассуждения такого рода происходят абсолютно бессознательно. Мы не то чтобы каждый раз включаем их явным образом, когда воспринимаем информацию, но они тем не менее работают, и именно такого типа рассуждения позволяют нам понимать больше, чем прямо говорится, чем прямо предполагается содержанием того, что мы говорим. И эти рассуждения — это такая последовательная цепочка шагов, приводящая нас к извлечению информации, которой прямо в высказывании нет, опирающаяся в первую очередь на представление о том, как ведут себя ответственные участники коммуникации. И это неязыковая, собственно, вещь — это вещь не только про язык, а это про любую коммуникацию. Мы можем коммуницировать не только с помощью языка, мы можем коммуницировать массой других способов.
[...]
    Импликатуры придают языку очень большие выразительные возможности и оставляют говорящему на языке очень большое пространство для маневра. Например, именно импликатуры позволяют нам передавать информацию посредством молчания. Представьте себе, что в отдел кадров пришел парень наниматься на работу и его потенциальный работодатель звонит на предыдущее место работы и спрашивает: «Вот мы хотим его нанять в нашу компьютерную фирму, что вы можете сказать об этом человеке?» «Ну, — отвечает предыдущий работодатель, — он рисует хорошо». Что должен понять в этот момент новый потенциальный работодатель? Он понимает, что, видимо, этот парень не очень хороший компьютерщик. Как он это понимает? Так и понимает, с помощью импликатуры, что если максимум релевантной информации, который предыдущий работодатель мог сообщить, — это то, что он хорошо рисует, и эта информация не включает ничего, что касается его профессиональных качеств как компьютерщика, то, видимо, эти профессиональные качества либо отсутствуют, либо очень невелики. И так мы, не сказав ровным счетом о человеке ничего плохого, тем не менее даем нашему собеседнику возможность извлечь много информации из того, чего мы не сказали.
Импликатура.
Лингвист Сергей Татевосов о предмете прагматики, поведении ответственных участников коммуникации и передаче информации посредством молчания.

http://postnauka.ru/video/61941


    Извлечение смысла из импликатуры существенно зависит от запаса смыслов у извлекающего :)
    Ну, в общем, Вы меня поняли :)



Сборщик налился чаем до самого горла и вскоре задремал на подушках, наполнив чайхану сопением, храпом и причмокиваниями. Все остальные гости перешли в разговорах на шепот, боясь потревожить его сон. Стражники сели над ним - один справа, а другой слева - и отгоняли веточками назойливых мух, пока не убедились, что сборщик уснул крепко; тогда они перемигнулись, разнуздали коня, бросили ему сноп клевера и, захватив с собою кальян, ушли в глубь чайханы, в темноту, откуда через минуту на Ходжу Насреддина потянуло сладким запахом гашиша: стражники на свободе предавались пороку. "Ну, а мне пора собираться! - решил Ходжа Насреддин, вспомнив утреннее приключение у городских ворот и опасаясь, что стражники, неровен час, узнают его. - Но где же все-таки достану я полтаньга? О всемогущая судьба, столько раз выручавшая Ходжу Насреддина, обрати на него свой благосклонный взор!" В это время его окликнули:

- Эй ты, оборванец!

Он обернулся и увидел на дороге крытую, богато разукрашенную арбу, откуда, раздвинув занавески, выглядывал человек в большой чалме и дорогом халате.

И раньше чем этот человек - богатый купец или вельможа - произнес следующее слово. Ходжа Насреддин уже знал, что его призыв к счастью не остался без ответа: счастье, как всегда, обратило к нему в трудную минуту свой благосклонный взор.

- Мне нравится этот жеребец, - надменно сказал богач, глядя поверх Ходжи Насреддина и любуясь гнедым арабским красавцем. - Скажи мне, продается ли этот жеребец?

- В мире нет такого коня, который бы не продавался, - уклончиво ответил Ходжа Насреддин.

- У тебя в кармане, наверное, не очень много денег, - продолжал богач. - Слушай внимательно. Я не знаю, чей это жеребец, откуда он и кому принадлежал раньше. Я не спрашиваю тебя об этом. С меня достаточно того, что, судя по твоей запыленной одежде, ты приехал в Бухару издалека. С меня этого достаточно. Ты понял?

Ходжа Насреддин, охваченный ликованием и восхищением, кивнул головой: он сразу понял все и даже гораздо больше, чем хотел ему сказать богач. Он думал только об одном: чтобы какая-нибудь глупая муха не заползла в ноздрю или в гортань сборщику пошлин и не разбудила его. О стражниках он беспокоился меньше: они продолжали с увлечением предаваться пороку, о чем свидетельствовали клубы густого зеленого дыма, валившего из темноты.

- Но ты сам понимаешь, - надменно и важно продолжал богач, - что тебе в твоем рваном халате не подобает ездить на таком коне. Это даже было бы опасным для тебя, потому что каждый задал бы себе вопрос: "Откуда взялся у этого нищего такой прекрасный жеребец?" - и ты мог бы легко угодить в тюрьму.

- Ты прав, о высокорожденный! - смиренно ответил Ходжа Насреддин. - Конь действительно слишком хорош для меня. Я в своем рваном халате всю жизнь езжу на ишаке и даже не осмеливаюсь подумать о том, чтобы сесть на такого коня.

Ответ его понравился богачу.

- Это хорошо, что ты при своей бедности не ослеплен гордостью: бедняк должен быть смиренен и скромен, ибо пышные цветы присущи благородному миндалю, но не присущи убогой колючке. Теперь ответь мне - хочешь ли ты получить вот этот кошелек? Здесь ровно триста таньга серебром.

- Еще бы! - воскликнул Ходжа Насреддин, внутренне холодея, потому что зловредная муха все-таки заползла в ноздрю сборщика пошлин: он чихнул и зашевелился. - Еще бы! Кто откажется получить триста таньга серебром? Ведь это все равно что найти кошелек на дороге!

- Ну, положим, на дороге ты нашел совсем другое, - ответил богач, тонко улыбнувшись. - Но то, что ты нашел на дороге, я согласен обменять на серебро. Получи свои триста таньга.

Он протянул Ходже Насреддину увесистый кошелек и подал знак своему слуге, который, почесывая нагайкой спину, молча прислушивался к разговору. Слуга направился к жеребцу. Ходжа Насреддин успел заметить, что слуга, судя по усмешке на его плоской рябой роже и по беспокойным глазам, - отъявленный плут, вполне достойный своего господина. "Три плута на одной дороге - это слишком много, одному пора убираться!" - решил Ходжа Насреддин. Восхваляя благочестие и щедрость богача, он вскочил на ишака и так сильно ударил его пятками, что ишак, несмотря на всю свою леность, взял сразу в галоп.

Обернувшись, Ходжа Насреддин увидел, что рябой слуга привязывает к арбе гнедого арабского жеребца.

Обернувшись еще раз, он увидел, что богач и сборщик пошлин дерут друг друга за бороды, а стражники тщетно стараются разнять их.

Разумный не вмешивается в чужую ссору. Ходжа Насреддин крутил и вилял по всем переулкам, пока не почувствовал себя в безопасности. Он натянул поводья, сдерживая галоп ишака.
Леонид Соловьев.
Повесть о Ходже Насреддине.
Возмутитель спокойствия.


Tags: Искусство
Subscribe

Posts from This Journal “Искусство” Tag

  • Об умягчении нравов

    а рядом с ним стоял благородный лорд, готовый по первому требованию отведать подозрительного кушанья с риском отравиться. Правда, в то время эта…

  • Реверсивная пересборка смысла-57: «Мы обмануты - и очарованы»

    «Главное, чтобы костюмчик сидел Непринужденно, легко и вальяжно. Все остальное, поверьте, неважно. Нет и не будет серьезнее дел.» Этот актёр…

  • Чем сердце успокоится …

    (Я имею в виду сердце настоящего патриота САСШ) Годика через полтора (когда пыль от нынешней конфузии осядет :) ) выпустят в какой-нибудь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments