waspono (waspono) wrote,
waspono
waspono

Удавление Европы



вся эта история с Украиной - это американские санкции против Европы, своего основного конкурента. Главная цель - лишить Европу российских энергоносителей, которые являются ее, Европы, конкурентным преимуществом. До сих пор Европа доказывала, что готова сама себя пороть, как унтерофицерская вдова, ради атлантической солидарности. Дальнейшее развитие событий должно показать, готова ли Европа ради нее удавиться.
Михаил Леонтьев, "Однако", Первый канал. 12.08.2014.



   "Удавиться" не знаю, но вот некоторые услуги "для взрослых" оказывает. Польский министр Сикорский недавно признавался.
    Тюрьмы американские подпольно держат.
    За гробами своих солдат в Афганистан ездят.
    Теперь вот годовой экспорт яблок сожрут, чтобы Обаме понравиться. Сожрут и пармезанами зажуют :)
     А до того с Гитлером на пару Чехословакию делили. После Мюнхена. Доля, правда, по чину досталась - шакалья.
     И прежде так же бывало. Они ДАВНО привыкли:


. Было приказано, отыскав брод, перейти на ту сторону. Польский уланский полковник, красивый старый человек, раскрасневшись и путаясь в словах от волнения, спросил у адъютанта, позволено ли ему будет переплыть с своими уланами реку, не отыскивая брода. Он с очевидным страхом за отказ, как мальчик, который просит позволения сесть на лошадь, просил, чтобы ему позволили переплыть реку в глазах императора. Адъютант сказал, что, вероятно, император не будет недоволен этим излишним усердием.
    Как только адъютант сказал это, старый усатый офицер с счастливым лицом и блестящими глазами, подняв кверху саблю, прокричал: "Виват! - и, скомандовав уланам следовать за собой, дал шпоры лошади и подскакал к реке. Он злобно толкнул замявшуюся под собой лошадь и бухнулся в воду, направляясь вглубь к быстрине течения. Сотни уланов поскакали за ним. Было холодно и жутко на середине и на быстрине теченья. Уланы цеплялись друг за друга, сваливались с лошадей, лошади некоторые тонули, тонули и люди, остальные старались плыть кто на седле, кто держась за гриву. Они старались плыть вперед на ту сторону и, несмотря на то, что за полверсты была переправа, гордились тем, что они плывут и тонут в этой реке под взглядами человека, сидевшего на бревне и даже не смотревшего на то, что они делали. Когда вернувшийся адъютант, выбрав удобную минуту, позволил себе обратить внимание императора на преданность поляков к его особе, маленький человек в сером сюртуке встал и, подозвав к себе Бертье, стал ходить с ним взад и вперед по берегу, отдавая ему приказания и изредка недовольно взглядывая на тонувших улан, развлекавших его внимание.
    Для него было не ново убеждение в том, что присутствие его на всех концах мира, от Африки до степей Московии, одинаково поражает и повергает людей в безумие самозабвения. Он велел подать себе лошадь и поехал в свою стоянку.
    Человек сорок улан потонуло в реке, несмотря на высланные на помощь лодки. Большинство прибилось назад к этому берегу. Полковник и несколько человек переплыли реку и с трудом вылезли на тот берег. Но как только они вылезли в обшлепнувшемся на них, стекающем ручьями мокром платье, они закричали: "Виват!", восторженно глядя на то место, где стоял Наполеон, но где его уже не было, и в ту минуту считали себя счастливыми.

( Лев Толстой. Война и мир )


   С той поры только "наполеон" поменялся. А "поляки" всё те же. Только больше их стало. Почти по всей Европе. Теперь уж и сами французы с немцами "через Нёман" плыть готовы.
    Так что легко могут и удавиться. 

Tags: Мы и Другие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments