waspono (waspono) wrote,
waspono
waspono

Category:

О не случившемся


«Посмотрите на минувшие тридцать лет – есть ли у нашего народа песни? Вот и все… больше и говорить не о чем…»


Почему Шукшину не дали снять Разина… Не дали? Да, именно так. Шукшин за свое намерение – дать русскому человеку волю… духовную волю… волю миросозерцания – жизнью заплатил.
Это, ведь, он о себе – «я пришел дать вам волю»… о себе и о русском народе. Только за тем и пришел Шукшин и в кинематограф и в литературу. И насколько смог, насколько сил и жизни хватило, насколько Господь попустил – Шукшин нам эту волю дал. До сих пор дышать ею можно, волей, дышать и укрепляться.
А если бы создал Шукшин фильм о Разине, с его массовыми народными сценами, с его сценами батальными, Шукшин тут же вышел бы в ряд художников мирового уровня.
«Война и мир» обеспечили мировое признание Бондарчука. Но «Война и мир» – дворянские война и мир (простите, Лев Николаевич, в тех координатах, в которых я смотрю, – это так). Разин – это была бы народная «Война и мир», не литературно, а кинематографически. Шукшин был готов это сделать. Ему по силам был этот уровень. Уровень народного слова, народной правды и художественный уровень был ему по силам. Не дали.
И где?! В Государстве рабочих и крестьян! В Государстве, победившей идеи народной! – Не дали. Побоялись. Потому что Государство уже не народное было. Не то уже было Государство. В пору было новому Разину выходить на просторы Руси. И он не вышел. Шукшину не дали позвать его. Государство было народное. А воли у народа не было. Бумага главнее была, как и во времена Разина, – главнее. Шукшин хотел волю дать и Государству и Народу. Заговорить об этом на две стороны, заговорить обоюдоостро и Народу и Государству.
И населению надо было на себя взглянуть и Государству взглянуть на себя, глазами Разина, глазами Шукшина взглянуть. Уже было поздно. Значит, Переворот к тому времени – средина семидесятых годов двадцатого века – совершился уже; государство – уже не было ни советским, ни народным. (Это в начале восьмидесятых подтвердит еще и гибель Юрия Селезнева.)  Население еще этого не знало, а система власти уже была не народной. Шукшин думал – успеет. Но – нет. Именно потому и погиб. Лихие «девяностые» – они не русские, потому что русский народ не запятнал себя участием в них; «девяностые» вызрели в советских семидесятых. Гибель Шукшина тому свидетель.
А почему Шукшин Разина, без кавычек – Разина, образ Разина, хотел создать, да и создал, письменно только, а в кино – не дали?
Так почему?
Шукшин характер писал, русский, без края и удержу, характер, свой собственный, русский характер; злость писал, он знал эту злость… Злость именно – не злобу, а злость, хорошую настоящую русскую злость. Это и его, Шукшина, злость была, но он над злостью своей поднялся, стал большее ее, потому и написать сумел злость Разина. Если ты лишь вровень с характером, с натурой – вровень, нет - не напишешь, надо больше быть, надо стать больше. Шукшин сумел стать больше.
Любовь помогла Шукшину, потому что: Любовь – больше… всегда: Любовь – больше; всего – больше.
Разин был Шукшину – родной. Родной по крови. Кто пожалел Разина? Один Шукшин пожалел. И Разина пожалел и о Разине пожалел.
Зверства?.. Зверства здесь не при чем… Шукшин душу Разина пожалел. Русскую – изболевшуюся, несправедливостью в клочья изорванную, – русскую мужицкую душу пожалел… Мужика пожалел.
Так Разин казак, вроде… Казак… а повернется ли язык сказать, что Разин не русский мужик?..  Язык-то умнее нас самих иной раз оказывается…
В Разине, как и в «Калине красной», русского мужика пожалел Шукшин… Любил потому что, больше жизни любил русского мужика.
Возлюби ближнего своего, как самого себя… Как самого себя?.. Больше, чем самого себя, возлюбил Шукшин русского мужика, возлюбил за всей русской литературой вслед, возлюбил…
[…]
Шукшин: «Русский народ за свою историю отобрал, сохранил, возвел в степень уважения такие человеческие качества, которые не подлежат пересмотру: честность, трудолюбие, совестливость, доброту… Мы из всех исторических катастроф вынесли и сохранили в чистоте великий русский язык, он передан нам нашими дедами и отцами – стоит ли отдавать его за некий трескучий, так называемый «городской язык», коим владеют все те же ловкие люди, что и жить как будто умеют, и насквозь фальшивы. Уверуй, что все было не зря: наши песни, наши сказки, наши неимоверной тяжести победы, наши страдания – не отдавай всего этого за понюх табаку… Мы умели жить. Помни это. Будь человеком».
Вот, это Государство хотел спасти Шукшин для этого Народа, у которого – и песни и сказки…
Посмотрите на минувшие тридцать лет – есть ли у нашего народа песни? Вот и все… больше и говорить не о чем…
Поэтому и не дали снять Разина.
Алексей СМОЛЕНЦЕВ
ПОЧЕМУ ШУКШИНУ НЕ ДАЛИ СНЯТЬ РАЗИНА…

День литературы. 15.09.2021.

Tags: Настроения людей
Subscribe

Posts from This Journal “Настроения людей” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments