waspono (waspono) wrote,
waspono
waspono

"Перманентная революция" предполагалась не только вширь - ВГЛУБЬ !



"необыкновенные педагоги станут хозяевами жизни"



    Следуя за Л. Троцким, Л.С. Выготский писал, что "революция предпринимает перевоспитание всего человечества " [6; 368]. Революция перманентна и осуществляется в сознании так же, как в бытие; или даже с опережением. Поэтому революция оставляет такое большое и почетное место для психологии. Как мощный и ничем не заменимый инструмент в арсенале культуры, психология должна служить революции, совершая свою долю изменения мира.

    По мере разочарования в возможностях улучшения жизни на этом пути взгляды всегда сосредоточивались на детях; с ними, не испорченными косной жизнью и доступными новым методам, можно все начать сначала. Своего расцвета эта идея достигнет гораздо позже, на пике преобразующего энтузиазма советского времени. Но закладывались эти идеи очень рано, среди совсем иных людей и обстоятельств. Л. С. Выготский выстраивал свою "педагогическую психологию " на указанных тем же Ф. Ницше путях, направленных против натурализма: "для Толстого и Руссо ребенок представляет из себя идеал гармонии. Для научной психологии ребенок раскрывается как трагическая проблема " [6; 367].

    Наука о детях в ее философских и прикладных, мифологизированных и наукообразных вариантах становится в центр устремлений эпохи. Выступавшая под разными названиями (педагогическая психология, педология, педагогика), она неизменно понималась как могущественная социальная техника, которую можно изобрести и которой можно обучать. Педагогика, какая она есть, достойна презрения или в лучшем случае сожаления. "Для психолога прежняя школа осуждена (...) В свете психоанализа мы можем прямо сказать, что педагогическая система (...) создавала учительский невроз ",- писал Л. С. Выготский [6; 365]. В обществе близкого будущего учителя будут не нужны и даже вредны так же, как вредны, по Л. С. Выготскому, детские сказки. Каждый станет учителем по творчеству жизни.

    В книге харьковчанина Г. Малиса "Психоанализ коммунизма " [19] идеи Л. Троцкого разворачиваются в некую систему, близко напоминающую идеи "Педагогической психологии " Л. С. Выготского. Психоанализ - главный, наряду с марксизмом, участник великой переоценки ценностей, которая вотвот преобразит духовную жизнь человечества. Пока что, в 1924 г. размах совершенного не удовлетворяет автора: "человеческой мысли предстоит в области идеологии произвести ту же революцию, которая начинается сейчас в экономике ". В гармоничном обществе завтрашнего дня, так же как и в первобытном обществе, вытеснять будет нечего и незачем: "новое общество, мучительное зарождение которого мы имеем счастье видеть, раскроет каждому человеку все виды удовлетворения ". А значит, "в коммунистическом обществе не будет ни неврозов, ни религии, ни философии, ни искусства ". Все надежды Г. Малис, естественно, возлагает на детей и их воспитание в новом духе: надо "объединять детей в монолитные социальные образования с выборным вождем "; такие "коммунистические отряды " сумеют "поглотить ребенка целиком ". Главными же врагами этого золотого века и здесь оказываются учителя, детской ненавистью к которым сочинение Г. Малиса удивляет более всего остального. Учителя - "наиболее надломленный элемент общества "; психоанализ же излагается как коммунистическая альтернатива любым методам педагогики, куда более радикальная, чем даже линия Наркомпроса.

    Подобно теургии, о которой мечтал когда-то А. Белый [3], педагогика призвана совершить невиданное, долгожданное действие преображения. Перерождение, перевоспитание, переплавка, перековка должны идти под крылом существующей власти, под началом ныне здравствующих лидеров. Педагогический Апокалипсис совершится под чутким и требовательным руководством политиков. Это и есть теперь задача гуманитарной науки - переделывать людей так, чтобы они были довольны и производительны в существующих условиях. В бесклассовом обществе дискуссия о средствах, не о целях, станет центром общественной жизни, над которой будут возвышаться победившие большевики. "Педагогические системы будут сплачивать вокруг себя могущественные партии. Социальновоспитательные опыты и соревнования разных методов получат размах, о котором ныне нельзя и помышлять ",- писал Л. Троцкий [29; 460]. И эти слова тоже - наверно, с гордостью и надеждой - цитировал в "Педагогической психологии " Л. С. Выготский. Когда новая наука адаптирует людей к новой власти,- тогда новые, необыкновенные педагоги станут хозяевами жизни.

    За всем этим чувствуется соперничество в высших сферах партийной власти; но одновременно старая, как мир, борьба между реальностью и мечтой. Учителя давили на Наркомпрос, требуя притормозить темпы культурной революции и возбуждая этим ненависть радикальных коммунистов; но реальность побеждала, и последовательные варианты решения проблемы - трудовая школа, поддерживаемая Н. К. Крупской, педология, за которой стоял Н. И. Бухарин, и, наконец, сталинская педагогика - были все более компромиссны и консервативны. Л. С. Выготский времен "Педагогической психологии " еще целиком на стороне Л. Троцкого и троцкистов; но ему скоро придется выучить правила новой игры, более умеренные, менее блестящие, столь же опасные.
(  Эткинд про Выготского - 5 часть. Л.С. Выготский и Лев Троцкий )



   В совершенно другой (психология/педагогика) области, а всё тот же процесс (обратите внимание на последний абзац:  борьба мечты с реальностью => всё более компромиссные и консервативные варианты):

  "Чем ближе к реальному строительству социализма, тем больше учёт национально-языковых особенностей. Понимание того, что этносы - нечто более длительное и устойчивое, чем формации. Вмещающее в себя и классы с их борьбой и самоё смену классов. Просто жизнь заставила ... 
[...]
    А "детских болезней левизны" с их "простыми" схемами всё меньше. Они именно что с возрастом и проходят :)"
("Трудный вопрос" - http://waspono.livejournal.com/182684.html )

    В порядке напоминания советую прочесть ещё два примечательных документа:



    Вместо того, чтобы осмыслить этот величайший в истории революции процесс и подняться на высоту задач певца передового пролетариата, ушли куда-то в лощину и, запутавшись между скучнейшими цитатами из сочинений Карамзина и не менее скучными изречениями из "Домостроя", стали возглашать на весь мир, что Россия в прошлом представляла сосуд мерзости и запустения, что нынешняя Россия представляет сплошную "Перерву", что "лень" и стремление "сидеть на печке" является чуть ли не национальной чертой русских вообще, а значит и русских рабочих, которые, проделав Октябрьскую революцию, конечно, не перестали быть русскими. И это называется у Вас большевистской критикой! Нет, высокочтимый т. Демьян, это не большевистская критика, а клевета  на наш народ, развенчание СССР, развенчание пролетариата СССР, развенчание русского пролетариата.
( И.В.Сталин. "Тов. Демьяну Бедному",  12.12.1930 )



    Если начать не с литературы, а с истории, то для меня несомненно, что замечания Сталина, Жданова и Кирова к конспектам учебников новой истории и истории СССР, появившиеся в январе тридцать шестого года, отнюдь не были свидетельством вдруг возникшей у Сталина симпатии к царям и иным государственным деятелям царской России. Покровский отвергался, а на его место ставился учебник истории Шестакова не потому, что вдруг возникли сомнения в тех или иных классовых категориях истории России, а потому, что потребовалось подчеркнуть силу и значение национального чувства в истории и тем самым в современности, в этом и был корень вопроса. Сила национально-исторических традиций, в особенности военных, была подчеркнута в интересах современной задачи. Задача эта, главная в то время, требовала мобилизовать все, в том числе и традиционные, национальные, патриотические чувства, для борьбы с германским нацизмом, его претензиями на восточное пространство и с его теориями о расовой неполноценности славянства.
( Константин Симонов. "Глазами человека моего поколения" )



    Вряд ли "сила и значение национального чувства" потеряли своё значение с той поры.
     Более того, если русским удастся совершить новую социалистическую революцию, они не перестанут быть русскими. На что совершенно верно указывал Вождь народов.
     Вот если они снова попытаются перестать быть русскими и  забыть о своих национальных интересах, то опять ничего хорошего не выйдет. Новая горбачёвщина получится. С её самоубийственным "новым" "мЫшлением" ...

PS
    Да, а первые 4 части исследования Эткинда почитать тоже стоит. Добавляет к пониманию: откуда вдруг берутся эти "необыкновенные педагоги".

Tags: Теория и практика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments