waspono (waspono) wrote,
waspono
waspono

Categories:

“Постоянные спутники”


Известно, что появление в середине 60- х годов книги американского историка Ф. Ейтс «Джордано Бруно и герметическая традиция», вызвавшей не только последователей новой концепции, но и большую полемику, привело к появлению в науковедении и истории науки новой проблематики. Ф. Ейтс предложила различать в первой научной революции Нового времени две фазы: «... первую фазу составляет возникновение представления об одушевленной Вселенной, управляемой магией, вторую — формирование математической концепции Вселенной, управляемой механикой». Исследовательница доказывает, что «Джордано Бруно был убежденным магом, неисправимым «египтянином» и герметистом, которому коперниковский гелиоцентризм возвестил возрождение магической религии». «Через геометрическую интерпретацию Коперника и Лукреция Дж. Бруно приходит к своему удивительному представлению о бесконечном как отражении в природе божественного. Земля движется вокруг Солнца египетской магии потому, что она живая, вместе с нею совершают свой путь планеты — это живые звезды; бесчисленные миры, движущиеся и живые, подобные огромным животным, населяют бесконечную Вселенную».
Хотя ряд историков науки, например Р. С. Уэстмен, Дж. Мак - гир, Э. Роузен, П. Росси, А. Холл, попытались опровергнуть тезисы Ф. Ейтс о влиянии магии и алхимии на формирование современной науки и двух фазах ее становления, все же больше науковедов и историков науки поддержали эти тезисы и подкрепили их самостоятельными исследованиями. Появляются исследования о влиянии герметических идей на творчество Парацельса, Ф. Бэкона, Кеплера, Коперника, И. Ньютона, Дж. Ди.
Говоря о влиянии герметической литературы и представлений, историки науки имеют в виду, с одной стороны, философские трактаты типа «Пэмандра» и «Асклепия», с другой— астрологию, алхимию, собственно магию. Но с нашей точки зрения, все это — проявление одного мироощущения, «эзотерического». По сути, Ф. Ейтс показала, что определенное направление эзотеризма ( гностизм и магия ) является важной предпосылкой науки Нового времени.
Под эзотерическим мироощущением мы понимаем следующее: разделение бытия на две реальности ( мира ) — обычную и подлинную; убеждение, что целью настоящей жизни и спасения является обретение подлинной реальности; разработка эзотерических идей и учения, описывавших, с одной стороны, эзотерический мир ( как, например, Дж. Бруно описывает бесконечную Вселенную ), а с другой — путь и способ, ведущие в этот эзотерический мир.
В самом эзотеризме различаются две традиции: закрытая, тайная, но мы о ней и мало что знаем, и открытая, так сказать, «экзотерический эзотеризм». Именно о последнем мы и говорим, и эта традиция сегодня является центральной. Вообще деление бытия на две реальности ( мира ) достаточно обычно и для науки, и для философии, и для искусства. Например, один мир — это мир явлений ( видимого ), другой— истинного бытия, прекрасного. Но в эзотеризме подлинная реальность это мир жизни личности, конечный пункт жизненного пути и усилий эзотерика, мир, полностью отвечающий его идеалам. В отличие от религиозного пути ( пути к Богу и жизни в соответствии с божественными начертаниями и законами ) эзотерический путь — это путь отдельного человека, хотя потом, как правило, складывается эзотерическая школа. На этом пути эзотерик «открывает» эзотерический мир и переделывает себя, чтобы войти в этот мир. «Открытие» эзотерического мира включает в себя, с одной стороны, познание и размышление, например мистические, с другой — своеобразное художественное творчество. Ведь эзотерик, выражая свои идеалы и устремления, «открывает» эзотерический мир в форме его сочинительства . Такое сочинительство в значительной мере направляется рефлексией жизненного опыта , который складывается у эзотерика при переделке себя в эзотерическое существо. В этом смысле на эзотерическое учение можно поглядеть двояко: как на особое знание , описывающее эзотерический мир, и как на художественное произведение , выражающее идеальный план личности их творца.
Однако может показаться, что влияние эзотерического мироощущения ( в лице гностизма, магии, алхимии и астрологии ) на формирующуюся науку Нового времени — это единственный эпизод, так сказать уникальное, неповторимое событие в истории науки. Вряд ли это так. Можно показать, что эзотерическое и научное ( рациональное ) мироощущения являются постоянными спутниками, и хотя они не всегда идут рука об руку, а иногда далеко расходятся, но в самые решающие моменты «выбора пути» оказываются рядом, влияют друг на друга. Более того, в самом истоке происхождения и науки и философии в лоне античной культуры именно эзотерическое мироощущение являлось исходным. Чтобы убедиться в этом, необходимо по - новому взглянуть на творчество Платона. От него, как известно, идет важнейшая философская традиция европейской мысли, и вместе с тем он был мыслителем, сформулировавшим первый проект науки.
[…]
Собственно, три момента определяли проблему раннего Платона: формирующееся под влиянием пифагорейского учения эзотерическое мироощущение, ценностная ориентация на восточные ( в частности, древнеегипетские и вавилонские ) идеалы жизни и отношение к софистам и натурфилософам.
Эзотеризм Платона складывался в рамках культурного движения, целью которого было преодолеть то умонастроение, которое можно назвать пессимистическим. Суть его в том, что люди — смертны и им суждено сойти в царство Аида, откуда назад нет пути.
[…]
Ямвлих, ссылаясь на Аристотеля, пишет, что «пифагорейцы хранили в строжайшей тайне следующее разделение: разумные живые существа подразделяются на три вида: бог, человек и существо, подобное Пифагору» 8. По словам Стобея, «Сократ и Платон, так же, как Пифагор, видят высшую нравственную цель ( телос ) в уподоблении богу» 9. Люди ( существа ), «подобные Пифагору», приходят к мысли, что человек или является в определенном смысле бессмертным, или может стать таковым при определенных условиях. На подобную мысль, в частности, могли натолкнуть два соображения: древнее учение о душе человека ( ведь душа не умирает, живет вечно, хотя и в царстве Аида ) и греческая мифология, демонстрирующая примеры людей - героев, достигших благодаря своим подвигам бессмертия. Эзотерически ориентированные последователи Пифагора не только преодолевают пессимистические настроения, но и приходят к мысли, что человек может «блаженно закончить свои дни», стать бессмертным как боги, если он займется своей душой и приобщится к древней мудрости ( философии ). Необходимое условие этого — особый образ жизни и занятия.
[…]
Второй момент — идеализация Востока как источника мудрости и божественных знаний. Греческие мыслители были убеждены, что жрецы и писцы древнего Египта и Вавилона имели доступ к мудрости, то есть знали, как устроен мир и жизнь богов. Писцы Египта и Вавилона могли также показать грекам расчеты, которые мы сегодня относим к математике и астрономии. Однако сами египтяне и вавилоняне говорили при этом о жизни богов ( планеты и звезды в древнем мире считались одушевленными и божественными ) или устройстве мира, например, что боги, создавая мир и природу, считали ( складывали, делили, умножали и т. д.) и чертили планы. Начиная с Фалеса греческие натурфилософы принимали эти объяснения за чистую монету, объявляя восточных жрецов носителями мудрости. Мудрый, по мнению греков, — это человек, не только владеющий знанием, но и реально достигающий бессмертия, именно за счет знания божественной жизни.
Теперь об отношении Платона к софистам и натурфилософам. И те и другие научились строить идеальные объекты ( описывая действительность в форме суждений типа «А есть В», например, «все есть вода», «боги бессмертны», «некто есть человек» и т. д.), вести относительно них рассуждения, за счет чего получались как новые знания, так и парадоксы ( например, апории, сформулированные Зеноном ). Но парадоксы для античного человека— это не формальное построение, знание, как для нас, а удостоверение странности самого бытия, точнее невозможность его мыслить и созерцать, другими словами — жить в нем. Психологически это была тяжелая ситуация, которую многие мыслители пытались преодолеть.
Замысел. По сути Платон пытался решить сразу несколько задач: обрести бессмертие, уподобившись богам, найти альтернативу софистам и натурфилософам, сделавшим сомнительной мудрость, перенести на античную почву восточные идеалы, в частности идеи божественного бытия и порядка. Судя по его произведениям, на способ разрешения этих задач повлияли два обстоятельства: переосмысление Платоном архаической идеи души и переход от простых рассуждений на идеальных объектах к доказательствам, то есть к рассуждениям, основанным на определенных фиксированных нормах ( правилах, законах ). Архаическую душу, переходящую подобно стихии из тела живого человека в царство Аида ( правда, не без помощи богов ), Платон начинает трактовать как душу человека, который, во - первых, активно относится к себе и, во - вторых, способен влиять и на саму душу . Без сомнения, это — эзотерическая идея, эзотерик считает, что он способен изменить себя именно за счет собственных целенаправленных усилий. Далее, душу человека Платон понимает как божественное существо ( родственное божественному миру ), и в этом смысле по сути душа выступает как носитель бессмертия. Основная проблема в том, как проявить для человека бессмертное качество его души, как заставить душу двигаться не в царство Аида, а в противоположном направлении — к свету, богам, бессмертию ?
[…]
Второе осознание эзотерического мироощущения падает на эпоху Возрождения и связано с именами Марсилло Фичино и Пико делла Мирандолы. Последний известен, в частности, концепцией «естественного мага», в которой эзотерические идеи причудливо переплетались с идеями нарождающейся новой науки и инженерии. Естественный маг, пишет Пико делла Мирандола, — «не столько творит чудеса, сколько скромно прислуживает творящей чудеса природе… Глубоко изучив гармонию Вселенной и уяснив взаимное сродство природы вещей, воздействуя на каждую вещь особыми для нее стимулами, он вызывает на свет чудеса, скрытые в укромных уголках мира, в недрах природы, в запасниках и тайниках бога, как если бы сама природа творила эти чудеса». По мнению Ф. Ейтс, Пико делла Мирандола был первым, кто смело сформулировал новую позицию человека «как мага, пользующегося магией и кабалой для управления миром, для контроля за собственной судьбой с помощью науки».
В ХVI веке мы встречаем прямое возвращение к эзотерическим идеям спасения в работах Дж.Бруно. Так же как и Платон Бруно идеализирует мудрость и культуру древнего Египта и считает, что после своеобразного апокалипсиса «господь и отец бог, управитель мира, всемогущий промыслитель водным или огненным потопом, болезнями или язвами, или прочими слугами своей милосердной справедливости несомненно положит конец этому позору и воззовет мир к древнему виду». По мнению Ф. Ейтс, Дж. Бруно здесь открыто провозглашает грядущую религиозно-этическую реформу, которая возродит «прекрасную» магическую религию египтян, а их моральные законы сменят современный хаос».
В чем же состоит эзотерический замысел Дж.Бруно ? В тройственном обновлении — себя, неба и затем земли. Путь и способ обновления — новая магия. «Вот этот обряд, — пишет Дж.Бруно, — и называется магией: и поскольку занимается сверхъестественными началами, она божественна, а поскольку наблюдением природы, доискиваясь ее тайн, — она — естественна, срединной и математической называется, поскольку исследует силы и способности души, что все находится в кругозоре телесного и духовного, духовного и умственного».
Предположим, себя эзотерик изменить ( обновить ) может, а вот небо и землю ? Как, каким образом, ведь это прерогатива Бога ? Именно с помощью Бога, но также эзотерика, идущего навстречу Богу, постигающего его замысел. Замысел же Бога, по Бруно, состоит в следующем: маг познает божественный замысел и, действуя в соответствии с ним ( то есть через действие мага реализуется действие Бога ), изменяет небеса. Последние же ( в силу идей астрологии ) обновят и жизнь на земле. «Если мы обновим наше небо, — пишет Дж. Бруно, — то обновятся и созвездия и влияния, обновятся внушения, обновятся судьбы, ибо от сего горнего мира зависит все». Перед нами типичный эзотерический замысел, но, конечно, отвечающий идеям Нового времени. И опять его реализация, как и у Платона, приводит к новому учению о природе и Вселенной.
Зато значительно более поздние почти тридцатилетние алхимические изыскания И.Ньютона, вероятно, имеют совершенно другую природу. С одной стороны, Ньютон пытается замкнуть систему «Начал», обосновав с помощью эзотерических идей действие гравитационных сил, а также сил притяжения и отталкивания. С другой — действительно, это эзотерические поиски человека, живущего уже достаточно современно. Современно, то есть раздвоено : как ученый Ньютон мыслит вполне рационально, а как эзотерик— эзотерически. Однако «научная и эзотерическая личность» в современном человеке вполне могут уживаться без противоречий. Но это тема уже другого исследования.
В заключение проясним, в каком смысле нам удалось проанализировать эзотерические предпосылки формирования науки и философии. В отношении этого анализа мы предъявляли к себе два требования: а ) создать определенную культурно - историческую реконструкцию формирования науки и философии, б ) получить новое видение и объяснение формирования науки и философии. Особенность такой реконструкции в следующем. В психологическом отношении исходный пункт формирования философии и науки и ряда других важных точек их развития образуют не познавательные интересы, а жизненные экзистенциальные проблемы ( спасения, достижения бессмертия и т. д.) Решение этих жизненных проблем становится возможным при выдвижении ряда фундаментальных идей — двух реальностей, определенных способов достижения подлинной реальности, работы человека над собой. Далее на основе этих идей при разном их понимании и в разных жизненных ситуациях складываются две традиции: собственно научно - философская и эзотерическая. Позволяет ли эта схема реконструкции, которую мы старались подтвердить на историческом материале, по - новому увидеть и объяснить происхождение науки — судить читателю. Он может, например, увидеть, что в научном творчестве причудливо переплетаются познавательные интересы и экзистенциальные проблемы личности, которые последней часто понимаются и переживаются в эзотерическом ключе. Или что эзотерические и философские учения античности вышли из одного культурного истока— пифагорейской школы и учения Платона.
Розин В.М.
Эзотерические предпосылки происхождения науки и философии.
2004.

http://sbiblio.com/biblio/archive/rosin_esoter/


(Вдруг вы проскочили :) ) Обращаю ваше внимание, уважаемый читатель: речь шла только об одной традиции эзотеризма. Одной - из двух :) . О второй («закрытой») - «но мы о ней и мало что знаем».
Немножко м н о г о с л о й н е й получается картинка, чем торжество рационального мышления, правда?


Tags: История Идей
Subscribe

Posts from This Journal “История Идей” Tag

  • От школы Покровского

    Но в этом хоре не звучал голос того класса, на котором сидела вся эта пирамида, сидел помещик, сидел фабрикант, сидел чиновник, сидел и царь. В…

  • Современник читает-2

    Но читает невнимательно :) (Продолжаю отсюда: ) Упоминаемый им в своём тексте фрагмент - авторства не Станислава , а Сергея (!)…

  • «своя стрельба из захваченного у немцев оружия»

    «Шукшин занимался национально-культурной революцией.» Нашёл у уважаемого srybas ссылку на интересное издание - журнал «Лучик».…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments