waspono (waspono) wrote,
waspono
waspono

О нашем


* * *
Где небо над полем нависло
и дождь размочил колею,
там я без особого смысла
живу в допотопном краю.
Привычная к зною и к стуже,
вдали от глобальных идей,
живу я не лучше, не хуже
других неприметных людей.
Работали люди и пили,
убогую ношу несли.
И акций они не скупили,
и в новую жизнь не вросли.
Уткнувшись в свои огороды,
в нехитрый удел свой земной,
наивные дети природы
неслышно пройдут стороной.
И там, где сольётся дорога
в тумане, в морозном дыму,
всё мнится присутствие Бога,
но нет доказательств тому.


ПРЕДУРАЛЬЕ
             Геннадию и Ларисе Ахапкиным
Белый, тяжёлый, косой снегопад,
снежная мгла вековая.
На перевалах моторы гудят,
гору одолевая.
Бейся, водитель, баранку крути,
странник многострадальный!
Не проложили другого пути –
тот же остался, кандальный.
Избы да церкви в родной стороне,
сосен застывшие лапы…
И растянулась, бредёт по стране
серая лента этапа.
Русь, такова ты в глубинах снегов,
в горестной доле отцовой!
Вьётся река между двух берегов
лентой угрюмой, свинцовой.
Вьётся походный кочующий дым,
в небо уходит спиралью.
И залегла под покровом седым
тяжкая мощь Предуралья.
Будут и здесь златокудрые дни,
ярмарки с пеньем и свистом,
и городов беспокойных огни
выплывут в мареве мглистом.
Вот воссияли, мелькнули – и нет:
скрылись скоропостижно.
Лишь под ногами лежит континент
сумрачно и неподвижно.


У ЦЫГАН
За тем перелеском багряным,
в овраге, в ночи у костра
привольно живётся цыганам,
и можно гулять до утра.
Своей ли тоски тебе мало,
чтоб слушать их вольный  напев?
Уж сколько здесь жизней пропало,
последним огнём догорев!
Великая истины сила
взойдёт, смертоносно близка.
Тебя у цыган подкосила
твоя же слепая тоска.
Спиралью вращается красной,
стеной подступает к тебе
жестокий рассказ о напрасной,
загубленной русской судьбе.
И бьётся, и вырваться хочет
бурлящего сердца поток.
Цыганка поёт и хохочет,
бросая под ноги платок.
Душа заплутавшая! Годы
ушли на познанье твоё.
Но дети бездумной природы
за миг прочитают её.
Как холоден путь до заставы,
как чёрен просёлок во тьме!
И только лишь месяц кровавый
по левой встаёт стороне.

* * *
Только выйду я из бора
на лесной пустырь –
золотого коридора
распахнётся ширь.
Неподвижен в летнем зное,
в солнечной пыли,
он открыт передо мною
с неба до земли.
И стоит, как изваянье,
воздуха стена.
Из молчанья и сиянья
соткана она.
Если есть покой всевышний –
лаконичен он:
ни одной деталью лишней
он не омрачён.
Без конца и без начала
жить бы не дыша,
чтоб подробностей не знала
лёгкая душа,
чтоб ответа не просила,
не искала кров,
а сама собой парила
посреди миров.

Светлана Сырнева (Киров)


Tags: Система ценностей
Subscribe

Posts from This Journal “Система ценностей” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments